СООБЩЕСТВО ПРАВОСЛАВНЫХ СЕМИНАРИСТОВ

семинаристы - святые люди!. Не безгрешные, но...


БУРСАКИ

СИСТЕМА (семинария на языке семинаристов)- это большой симулятор церковной системы в целом, пройдя сквозь который, уже можно определиться точно, без иллюзий - быть или не быть священнослужителем.
Система - порядок, обусловленный правильным, закономерным расположением частей в определенной связи. Но когда этими частями являются живые люди, а их взаимоотношения пытаются построить как взаимоотношения шестеренок в механизме, - ничего хорошего не получается.
Каждая СИСТЕМА (семинария) – это определенная сумма приемов по обработке сознания и духовная практика с выработкой тех или иных коридоров в котором движутся или томятся умы. Однако, кроме полувоенной СИСТЕМЫ в семинарии есть еще и БУРСА. Бурса – этим словом обозначают общежитие семинаристов при семинарии, этим же словом можно обозначить и сообщество студентов, отдельную от руководителей жизнь. Именно она (бурса) противостоит полнейшей систематизации. Бурса выше системы.


Тренд сезона - Расцерковление. Слава Богу!
4ukots_ponomar



http://rascerkovlenie.ru/
По моему монах Григорий очень достойный человек нашей эпохи, вобщем православный Нэо из памятной всем нам трилогии "Матрица".

Здесь начинается конец офиСИалЬ ных институций, подзажравшишся министерств морали. МОжно расходиться. Ватикан против развеивания праха умерших, ну что ж пусть мертвецы погребают своих мертвецов.  

ОТДУШИНА (задача) реклама от души
4ukots_ponomar
Если бы вы решили сделать рекламу каково нибудь супербренда против его воли?! Какой бренд выбрали бы как эта рекламная продукция была бы?

("Черный учебник" пояснительные задачи 55 тома)

Рав Ицхак Кадури все сказал!
4ukots_ponomar
?

Вот сейчас так модно стало снимать фильмы ласковые, про церковь, про веру, про самураев и про то, что и бандиты веруют и трепещут... А почему бы не снять во про этого человека:
(1898 ?, Багдад — 28 января 2006, Иерусалим) — самый знаменитый израильский раввин- каббалист. Пользовался широкой известностью благодаря своему значительному влиянию на израильскую политику (те политики, которые получали от него благословения, выигрывали на выборах). Амулеты, которые он умел изготовлять, имели чудодейственную силу.
Кроме этого, рав являлся одним из духовных лидеров партии « ШАС» и сефардского еврейства.
Также известен своим откровением: «Я встречался с Помазанником и знаю его имя».
Перед смертью рав Ицхак Кадури решил обнародовать имя Помазанника.
Но не произнес вслух, а записал на бумажке. И взял с учеников обещание, что оно будет предано гласности не раньше, чем через год после его смерти. Когда исполнился срок, записка мудреца была опубликована.

И имя Помазанника и Христа было Иисус!

Все евреи были в шоке. Так как самый известный и ясновидящий раввин Израиля оказался христианином.

Пишем сценарий?

Пидары в православной церкви
sasha_boyko
Оригинал взят у sasha_boyko в Пидары в православной церкви

За всю мою церковную жизнь меня пытались обратить в свою голубую веру два раза. Один раз это был монах из Киево-Печерской Лавры, второй раз - вдовый священник.


Пидар в монашеских одеждах пытался меня купить тем, что, дескать, он “замолвит словечко” у ректора, я и меня возьмут в академию, я тогда как раз поступал в КДА.

При этом все время, пока мы беседовали, часа два,  мне рассказывал всяческие разные гадости, что это (голубизна) все нормально, что он видел как в лаврских пещерах послушник, который там сидит при входе, дрочил прямо в пещерах, что среди епископов и священников это все в порядке вещей... Говорил мне: "А что, тебя в Одессе этому не научили?". Сейчас я понимаю, что ничего он не мог сделать (в смысле помочь поступить), что все это блевоту мне рассказывал, только для того, чтобы обелить собственное дерьмо. При этом, где были мои глаза, до того, как начать мне предлагать секс, он со сластным блеском в глазах смотрел на парней, именно голых парней на пляже в Гидропарке. Я был тогда еще необстрелянным юнцом, девственником, он на меня давил страшно, видно сильно возбужден был, поэтому и перегнул палку, я сказал что мне уже пора, и свалил. Потом я его однажды видел в Лавре, в одеждах “монашеских воскрилий”, такой весь прямо святой, воскрилия между прочим означают ангельские крылья, ведь монашество это же “ангельский чин”. Называл он себя Юрой, Юра, если вас так звали, а вы хоть в бога то верили?


Второй раз это было уже при других обстоятельствах. Приехал я в Киев, туда-сюда, появились знакомые, ну ясно откуда - из церковной среды, священники тоже. И был один человек, который мне помогал, и он дружил с этим священником, отцом Игорем. Ну я с ним познакомился, поступил я в КДА, но нужно было какие-то бумажные вопросы решить, вот и обратился к нему, вопрос он не решил, но мы остались в хороших отношениях. Иногда я к нему приходил, он меня подкармливал, как бедного студента. Как-то раз на одной из вечеринок, были еще его какие-то родственники и знакомые, он начал рассказывать о своих планах насчет меня, у меня глаза на лоб полезли: “я хочу чтобы ты был епископом” - сказал он мне. Ну вы представляете что это значит для сельского хлопца? - это все равно что стать министром в одночасье в политике. Так вот, ну я такой в шоке. Говорю мол, что я монахом быть не хочу, хочу жениться и быть честным священником. И все время с этой темы, стремительной карьеры в церкви, съезжал. Он все время диктовал мне что нужно сделать, чтобы войти в правящую элиту ПЦ. Мол, диссертацию нужно написать на эту тему, делать так-то и так-то. Ректором тогда был Забуга, и действительно, при нем, когда продавалось все, при хорошем финансовом вспоможении, запросто можно было “войти в высший свет”. О каких-то блядских вечеринках ректора я слыхал мутные слухи, но не знал верить им или нет, поэтому старался вообще от начальства держаться подальше. В конце концов, я как-то зашел в отцу Игорю домой, точнее он меня пригласил зачем-то. Был накрыт стол, обычно с нами был его родственник на наших посиделках-беседах, а тут он был один. У меня уже сработал инстинкт опасности. Ну короче, он пытался меня подпоить, я пил (во дурак, а!?) и я не знаю как, но каким-то образом мне удалось сохранить ясность рассудка, несмотря на хмель. Отец Игорь поступал по умному, постепенно он начал клонить разговор про “плотские нужды” и прочее в таком же духе. И посреде этого разговора отец Игорь говорит сакраментальную фразу: “- Ну отсосать у тебя можно?” У меня пробежал холодок внутри, было такое чувство, что меня собрались на расстрел вести. И это же было от человека, который мне помогал все время, и морально и материально тоже, я ему был обязан. Я сказал нет. Отец Игорь еще пытался приставать, но тоже безуспешно. Уже не помню как я оттуда вышел, как доехал домой, потом отходил еще два дня от этого. А я ж еще был девственником, наивным сельским парубком, каким образом я избежал этой смертельной опасности, ума не приложу, все-таки Бог есть...


Этот случай как-то замялся, отец Игорь продолжал со мной общаться, но уже больше не пытался приставать, да и я пытался не оставаться с ним один на один. Как то один раз была наша последняя встреча. Я зашел к нему. В квартире был страшный разгром, сам отец Игорь встретил меня в банном халате, с хорошим фингалом, невероятным перегаром, и препаскудным настроением. Лицо у него было как у Джокера, который сорвал все маски, но под масками оказалось картина еще хуже. В его взгляде я увидел страшное отчаяние, и невероятную злость, это был взгляд страшного циника, который уже не скрывал, что ни во что не верит, что вообще ему на меня плевать, очевидно, кроме моей задницы. Я уже не помню о чем мы с ним говорили. Разговор явно не клеился. Тут отцу Игорю позвонили на мобильный. Он с кем-то говорил, потом начал говорить громко. До меня долетели слова: “- Макс! Макс! Макс! я хочу чтобы ты приехал и меня трахнул!” - кричал в трубку отец Игорь. Быстро найдя какую-то надуманную причину я свалил, и теперь вспоминаю все это как страшный сон.

Скорее всего, он мог сделать меня епископом, но я представляю какую цену за это пришлось бы заплатить...


Отца Игоря можно понять, все-таки вдовец, жена давно умерла. Ну так если ты не можешь терпеть, то снимай с себя все, иди в мир, живи, работай,  и еби кого хочешь и как хочешь - тебе никто ничего не скажет, время уже другое, никто тебя садить за это в тюрьму не будет. Зачем тебе обманывать себя и других?! Так нет же, они ж хотят быть в “фаворе” и не забыть о сексе, они ж у нас олимпийские боги, епта!


Я не знаю о масштабах бедствия, но все это может буйным цветом цвести очень долго, но потом расплачиваться за это будете вы все.

Да, полно разных историй про пидаров-епископов. Вот например наш проректор Алексей в семинарии был (не знаю как щас) любовником митрополита Агафангела. Когда Агафангел его поставил в епископы, была такая шутка: “педик педика рукоположил…”.


Владыка Агафангел дергал пацанов за писюны. Чему я был свидетель, когда семинаристы убирали двор возле архиерейского дома.


Любимый иподдиакон митрополита был Саша, а знаете какая у него была кличка? - "Нежный", бля, это ж до какой степени блядства нужно было дойти, чтобы уже своим иподиаконам блядские клички придумывать?!


Ректор Забуга - был точно голубым. Об этом мне рассказал один из участником его оргий, он не учавствовал в сексе, он только пил. Говорил, была посиделка, бухали, бухали жестко - было по литру чистого спирта на брата. Потом один из них пошел отлить, с ним пошел ректор так сказать “писю подержать”, что при таком количестве спирта всей компаний воспринялось на "ха-ха" и совершенно нормально. Так вот после этого, этот студент и ректор стали лучшими друзьями, он, ректор, этого студента отправил учится заграницу. Этот студент закончил престижный вуз, и уже не скрывая что он гей, живет в одной из европейских столиц. Очевидно своей “голубое крещение” он получил видно в этом случае.


Один случай в ОДС, и еще один случай в КДА я точно знаю, но я уверен их было больше. Когда молодые люди, студенты духовных учебных заведений, сходили с ума, после того, как их соблазняли. Один такой жил со мной в комнате, его развартил регент хора, после этого соблазнения двинулся головой, чуть не покончил с собой в метро, собрался и уехал домой. Другого студента "затягали по монашеским, и другим, келиям", тоже до сумасшествия. Я так думаю, люди сходили с ума из-за страшных противоречий и угрызений совести. Это, суки вы голубые в рясах, на вашей, совести! Я так думаю, что этих случаев гораздо больше, но они старательно замалчиваются.


Проректор ОДС, когда служил водосвятный молебен на одно из Крещений, и там по чину водоосвящения положено чтобы священник накрывал епатрихильей народ перед ним стоящий, клал на поверху евангелие и читал положенное чтение из евангелия. Естественно, все гурьбой в одном порыве склонялись, наклоняли головы. Мой однокурсник Витя стоял на этом молебне, а там были разные люди, не только семинаристы. Однокурсник стоял чуть сбоку, так отец Алексей взял и сделал так, чтобы подмять Витю именно под себя так, что голова его упиралась прямо в пах. После службы, на обеде Витя рассказывал этот случай с недоумением, мол, бывают в жизни странности. По своей наивности никто ничего не понял. Но из-за своей “необычности” этот случай мне врезался в память. И потом, уже когда я повзрослел, я понял зачем отец Алексей этот сделал - затем же, зачем прижимаются к девушке в метро...


Это же до какой степени шизофрении дойти можно, чтобы быть священником, служить божественную службу, читать евангелие, одну из самых святых книг на земле, и зажимать между ног голову молодого человека, чтобы тереться о него членом и возбуждаться?! Я этого никогда не пойму.


Еще в ОДС была такая каста избранных, обычно туда брали смазливых и красивых юношей. Это было легко сделать, так как на фоне того пиздеца и с бытовыми условиями и с едой, что творился тогда в ОДС, руководству легко можно было “за еду” удовлетворить любые свои потребности.  Как правило “вербовка” происходила еще на первом курсе, им же нужны были “долгосрочные отношения”, ну говорили о примерно таком раскладе: мол, хочешь хорошо есть, как сыр в масле кататься, хорошо жить, все у тебя будет? хочешь, тогда нужно делать что говорят: скажут пить - нужно пить, скажут еще что-то делать - это нужно делать. Одним словом, “полное послушание голубым старцам”, “предание своей воли (и всех остальных частей тела) начальству”. Другого моего однокурсника, со смазливым личиком, очень красивого, пытались так завербовать, он не согласился, и вскоре его исключили из семинарии, несмотря на то, что он был сыном маститого протоиерея...

Меня Бог уберег от этого, я только рядом прошел с этим дерьмом, и чуть не утонул, а ведь были же те, которые попали в эту мясорубку?!

Моего однокурсника, из-за этих голубых дел, новый ректор ОДС, который с омерзением относился к "голубой касте семинаристов" (уважаемый мною человек, о нем будет отдельный рассказ) его выгнал, он постригся в монахи, и стал любовником печально известного владыки Гурия. Приезжал, еще когда мы на старших курсах семинарии учились, показывал разные блядские фотки с их оргий. Потом я его увидел в Киеве, мы как-то раз вместе с толпой православных активистов шли с пикета (пикетировали сходняк Сандея Аделаджи), и тут меня кто-то окликает, смотрю сидит он, вместе с парнем, который его обнимает и чуть не целует, вокруг, естественно, сборник геев. Поговорили, мол, где-что, служил на приходе, и он уже не скрывал что он голубой... Но "научили" его, как это ни прискорбно, в ОДС...


Спрашивается: какого вы обманываете людей? Ну если это (гомосексуализм) идет в разрез с вероучением, то значит или вероучение измените, или отмените монашество, не возводите его в ранг монашество=святые. Сделайте всех женатыми и живите себе спокойно. Если на мальчиков тянет - то стань простым мирянином - и пожалуйста. А то, днем они осуждают гейропу, и смеются на однополыми браками в гейропе, а ночью вполне себе за “европейские” ценности в плане однополого секса. Вы или соблюдайте свои же правила, или уходите куда-то там, вон, полно ж ведь, я уверен, голубых пожарников, шахтеров, ментов, врачей, слесарей, менеджеров?! Тут уж или кресты снимите, или трусы наденьте. И не растлевайте малолетних детей, едва вышедших со школы.


Мои поминки (первый час дискотеки)
4ukots_ponomar


Вот накоец я собрался реализовать идею относительно собственных поминок. Всякому, особенно жителю мегаполиса, знакома грязная тема депресивного смокования темы собственной смертности. Мне кажется из тумана этого как то само собой легче выйти если начинаешь о смерти мыслить более утилитарно и просто. То есть себя со всеми там страданьями и стараньями их получше расковырять смотришь как на посторонний предмет для изучения. Для начала я продумал, а как бы я хотел обустроить похороны (об этом я уж писал), но вот после похорон должны быть поминки. И это братцы - тема еще та. Главный вопрос как их провести - вопрос долгий, ну уж по крайней мере для меня. Я представляю себе собственные поминки двусоставными. Первая часть обед без музыки непосредственно после развеивания праха, а второе - дискотека.

Дискотека должна быть долгой относительно 13 часов, начнется вечером в 20:45 и первый час весь алкоголь будет составлять ЛОНКАЙЛЕНД. Пока я составил плейлист первого часа, который по сути и есть разогрев основного музыкального действа. Вот список:

FlёurСпасибо
Crystal castles – Mixtape IV
20:52

Amy WinehouseBack to Black
4:00

QueenPrinces Of The Universe (саундтрэк к старенькому фильму Горец )
3:29

Аквариум (Беспечный русский бродяга)Афанасий Никитин Буги
6:21

БГЛицо Коня (стихи Николая Заболоцкого)
2:45

Leonard CohenHallelujah (Хранители)
4:37

Klaxons – Love Frequency (Tom Rowlands Remix) - Radio Edit
3:48

СБПЧ ОркестрКого с тобой нет
5:03
125 Кб/с
4.6 МБ
Madonna – Jump Концерт Мадонны в Москве
4:53

СПБЧ орестр – Уёбища
1:58

Симфоническая Оборона – Всё Идёт По Плану


Все это к тому времени, конечно станет классической музыкой, ретроградское барокко, но оно и лучше и староверы будут плясать.
Метки:

Что вы делаете, когда ничего не происходит ?
4ukots_ponomar
2
Метки:

Книга искренних обстоятельств нашего времени: мы выросли из сшитых для нас одежд
4ukots_ponomar

2

Сейчас будет вступление с буквами, а после интервью с человеком, ставшим для нового поколения православных семинаристов России личностью легендарной. Первый семинарист, выпустивший книгу воспоминаний о духовной школе - Николай Бернс. В честь выпуска книги арт-группа БУРСАКИ запускает серию интервью с семинаристами в формате народного ретабло*.

В русском православии не принято платить десятину деньгами четко по кассе. Вместо этого есть праздники и посты, сувениры и свечи, спонсоры и бабушки, герлянды и духовные школы. Семинария – место, куда приходят из совершенно разных слоев общества, десятина общества всегда разная. Тем дороже для истории новейшего времени книга документальных и художественных очерков о системе (семинария – на слогане семинаристов). Второе издание «Новейших очерков бурсы» вышло в свет с новыми историями и в твердом переплете. Семинарская культура всю свою почти трехсотлетнюю историю воспоминаниями и книгами. Даже грузинский семинарист Джугашвили (Сталин) писал стихи, а позже и биографические воспоминания о семинарии с философскими отмазками по теме собственного отчисления.  Это наше первое ретабло, респект семинарии!

Тебя удовлетворило первое издание книги?

Творческое удовлетворение - для меня очень зыбкое чувство. Скажем, сегодня в книге меня всё относительно устраивает, завтра мне захочется что-то переделать, а послезавтра возникнет желание переписать всё от корки до корки. Учитывая свою склонность к перфекционизму, второе издание я делать не хотел. Но многие выпускники Тобольских Духовных школ и даже бывшие преподаватели стали присылать мне свои «бурсацкие» истории, некоторые из которых действительно заслуживали публикации. А тут ещё один из читателей вызвался оплатить второе издание. В итоге оплачивать не стал, наверное, переоценил свои финансовые возможности. Но процесс уже был запущен.

Как изменилась книга?

Разумеется, я не мог переделать её полностью, иначе это было бы совсем другое произведение. Но изменения коснулись, как внешней, так и внутренней составляющей. Во второе издание вошли, в частности, воспоминания об Иконописной школе, четыре новых рассказа из цикла «Греховный эгоизм», а также различные эпизоды из семинарской жизни, которые раньше не публиковались. И всё это отныне в твёрдом переплёте.

А как изменился ты сам между первой книгой и переизданием?

Я думаю, по книге определить это будет достаточно сложно. Всё-таки я зависел от тех рамок, которые сам же обозначил 6 лет назад.

В какой отдел нужно ставить книгу в книжном магазине?

Может быть, в отдел детской литературы... (смеётся)

Почему? (не смеется)

Объём небольшой, много картинок, ну а в последней части сплошные приключения. Ну а если серьёзно, меня искренне возмущает восприятие книги под грифом «+18». Пора уже избавляться от церковной романтики 90-х годов. Мы – тоже люди, а не «живые боги на земле», как, к сожалению, любят являть себя миру отдельные священники и семинаристы, или как видят нас некоторые неофиты. Поэтому «писать только в торжественно-обожающих тонах или не писать вообще» - уже не получается.

Многие замечали, что «Новейшим очеркам» не хватает добродетельных историй. Мол, складывается ощущение, что семинаристы только тем и занимаются, что игнорируют богослужения, распивают спиртные напитки и прячутся от инспектора. Но вот один из моих авторов написал, что духовная жизнь семинариста скрывается под универсальной «маской бурсака». И действительно очень сложно заглянуть под эту «маску», преодолеть пресловутую бурсацкую психологию. Когда я пытался отыскать какие-то яркие примеры духовной жизни среди студентов, то вообще пришёл к ужасающему выводу – «духовный подвиг» и «фанатизм» в семинарской среде зачастую – понятия почти равнозначные. Если мой однокурсник молится и постится больше, чем положено, избегает каких-то шумных посиделок и пытается вести уединённо-созерцательный образ жизни, то у него явно не в порядке с головой. «Старчик», одним словом.

В один ряд с какими книгами ты бы поставил «Новейшие очерки бурсы», как явление?

Не знаю. Ставить, наверное, должен читатель, а не автор. Мнения о книге очень разные: для одних она чуть ли не классика, для других -  бездарный памфлет.

Кто плохо воспринял первое издание?

В первую очередь, семинарское руководство во главе с ректором. Насколько мне известно, была сформулирована даже официальная позиция в отношении книги и автора. Суть её в том, что написать такое «безобразие» мог только больной человек, погрязший в грехах. Если взять во внимание религиозную типологию монахини Марии (Скобцовой), то это, наверное, очень близко к такому «синодальному типу благочестия», где правовой бюрократический механизм играет одну из первых ролей.

У тебя есть ощущение, что воспоминания церковного быта того времени - это часть тех проблем, которые нужно решать сегодня?

К сожалению, у нас не любят решать проблемы. У нас принято о них умалчивать. И шептаться за спиной. Я не говорю, что в годы моей учёбы - в семинарии совсем всё было плохо, надеюсь, по книге это понятно. Мы описали массу положительных явлений в Духовной школе. Но то, что определённые проблемы были и остаются, это факт. В 2003 году я написал митрополиту Илариону (Алфееву), тогда ещё молодому епископу, управляющему Австрийской епархией, свои впечатления о книге «Православное богословие на рубеже столетий». Он был огорчён описанием нашего быта, надеялся, что недостатки в системе духовного образования, отмеченные им, всё же устраняются. Но в итоге всё оказалось гораздо сложнее. Сама книга владыки Илариона содержалась в «закрытом фонде» семинарской библиотеки, а значит уже была воспринята руководством семинарии скептически. А с 2004 года наш ректор назначается председателем комиссии по подготовке «Концепции Духовного образования Русской Православной Церкви» и анализу проводимых реформ Духовных школ. Сегодня мы наблюдаем определённые сдвиги касательно учебных программ, создана магистратура по двум направлениям, введён ряд новых предметов. Но коснутся ли реформы воспитательного компонента?.. Или «казарменное благочестие» никогда не покинет стены духовных школ?..

А митрополит Иларион читал «Новейшие очерки бурсы»?

Да, я ему дарил.

И какое у него сложилось отношение?

В целом позитивное, насколько я понял.

Что ты ждёшь от второго издания?

Всё-таки это воспоминания. Часть нашей жизни, а значит - часть нас самих. Так что адресат «Новейших очерков бурсы» - вовсе не Учебный комитет и Священный Синод, а все мы – клирики, миряне, семинаристы, все те, кто имеет отношение к Духовной школе или не имеет. Возможно, у кого-то книга пробудит свои воспоминания семинарских лет, а кому-то откроет дверь в доселе неизведанное.

Судя по первому изданию можно сказать, что воспоминания выпускников в книге порой сильно отличаются друг от друга…

Это так, но кто сказал, что они непременно должны друг другу соответствовать?.. Мои авторы разноликие и разнохарактерные. Среди них - сельский священник, учёный богослов, индивидуальный предприниматель, музыкант, журналист, регент церковного хора… Всех их объединяют годы, проведённые в Тобольской семинарии. И все они оказались под одной обложкой. Один благодарит Систему, другой – критикует, третий – ностальгирует. Вместе с тем, каждый вспоминает что-то своё. Быть может, в этом противоборстве мыслей, чувств и взглядов и познаётся какая-то полнота. Потом, я убеждён, что семинаристов бывших не бывает.

Как возникла идея с иллюстрациями?

Ивлий Семенёнок, мой друг и сокурсник, приехал ко мне в Казань погостить. Я знал, что он неплохо рисует. В семинарии он увлекался европейским средневековьем. Рисовал у себя в тетрадях всяких рыцарей, герцогов, королей. Я предложил ему сделать несколько зарисовок из семинарской жизни, используя минимальные технические средства: карандаш и бумагу. Так родились первые «картинки с натуры» - портрет ректора, сцена в умывальнике, выход на послушание. Причём из семинарской реальности взяты не только типажи преподавателей, но и многих студентов.

Почему назвали «Новейшие очерки бурсы», а не как-то иначе? В одном современном исследовании, посвящённом «бурсацкой» фольклористике, я встретил упоминание о твоей книге. Автор видит причину в ёмкости этого названия.

Дело даже не в ёмкости. У меня есть очень хороший знакомый, Рафаил Хисамов, старший научный сотрудник литературного дома-музея Бориса Пастернака в Чистополе. Так получилось, что он стал первым читателем «Новейших очерков» и потом писал к ним аннотацию. Вот он то и сравнил мою книгу с «Очерками бурсы» Помяловского, может быть исходя из того, что очерки Помяловского всё-таки - самое известное и популярное семинарское творение. Ну а дальше понятно, наши воспоминания охватывают «девяностые» и «нулевые» годы – новейший период истории. Правда, потом долго спорили, аналог – не аналог. Всё-таки у Помяловского полноценное художественное произведение, а у меня львиная доля публицистики в книге. Кстати, первая версия называлась: «Новейшие очерки бурсы (из воспоминаний выпускников Тобольской Православной Духовной семинарии)». Второе издание звучит просто: «Новейшие очерки бурсы».

Как вообще ты относишься к семинарской прозе?

Меня вдохновили Помяловский и Никитин. Никитин даже, наверное, больше. После Помяловского о «бурсе» писали много. Проблема в том, что ничего из этого сейчас не переиздают. Из современного знаю только «Alma Matrix», это такой роман в новеллах Михаила Гурова и Александра Кукушкина (выпускников Московской Духовной семинарии). Написан, кажется, в 2011 году. Многим нравится, но, увы, особой семинарской атмосферы я в нём не прочувствовал. Иногда встречаю что-то интересное на просторах Рунета. Как правило, это какие-то отдельные «бурсацкие» истории. Наверное, семинария всегда будет служить источником вдохновения для своих обитателей, ведь это особый культурный пласт. «Бурса» принципиально отличается не только от светских ВУЗов, но даже от богословского университета. В них люди, прежде всего, как-то учатся, а вот мы – «воспитываемся».

Eсли бы ты делал аудиопостановку книги, кого бы пригласил читать? Были бы там голоса участников событий, очевидцев?

Наверное, это было бы интересно. Но дело в том, что все мои соавторы живут в разных регионах России вдали друг от друга. Собрать их вместе довольно проблематично. И потом не все из них захотят принимать в этом участие. Целесообразнее, я думаю, было бы взять цикл рассказов последней части "Греховный эгоизм" и предложить его озвучить кому-то… И этот «кто-то», конечно, должен быть не чуждым «бурсе», понимать о чём идёт речь в рассказах. В любом случае, пока вопрос по аудиопостановке «Новейших очерков бурсы» не ставится.

беседовал: Фёдор Кривцов


Святой не по учебнику
4ukots_ponomar
Отец Анатолий был святой. В годы моего обучения в семинарии (с 1996 по 2001) я знал двух святых. Не то чтобы я видел божественный свет от человека или что-то вроде того, вовсе нет. Святостью я сейчас называю такое положение человека, когда представление о нем может подвергаться самым диаметральным изменениям. Вот тогда, когда кажется, что человек умен, что он - источник истины, обожествляемая в сознании личность вдруг не стыкуется совершенно с тем, что человек в повседневности выделывает. И бросает каждый раз в противоположную сторону от этого, в момент, когда сознание ставит крест на человеке, диагностируя идиотию, а потом - новый вираж жизни, который все вновь опровергает. Такие метания.
Итак, в семинарии было два святых для меня. Отец Мстислав, по кличке Мистик, и отец Анатолий, которого мы, студенты, называли просто по фамилии – Мешков.
Отец Мешков преподавал на моей памяти Ветхий завет и еще что-то, чего я уж не помню. На его лекциях я часто спал, особенно когда он читал конспект. Именно из-за этой монотонности общей скукоты то, что лектор говорил помимо напечатанного, таило в себе множество чудес. В этих отступах вскрывалось личное отношение, иногда как ирония, иногда - как удивление, а чаще - позиция по поводу. Батюшка говорил и исповедовал личный подход одновременно. Неудивительно, что на одни и те же вопросы бытия он советовал абсолютно противоположное.
- В наше время нужно жениться, никакого целибата. Целибат - что это?! И монашество вам не нужно. Матушку берите из епархиального училища, будет петь, все деньги в семью. На требы будете ездить вместе.
Другому курсу он объяснял, что жениться в наши времена никак нельзя.
Нашему курсу он постоянно напоминал, что всех в академию не возьмут. Слышал, что какому-то курсу после нас он заявил, что видит у студентов пустоту в глазах и что не понимает, зачем они вообще пришли учиться в семинарию. Даже полное знание конспекта не помогало, но учить предмет приходилось. Миша, на курс старше, несколько раз рассказывал, как он сдавал Мешкову выученный наизусть текст конспекта. Батюшка, молча выслушав ответ, уложившийся в 20 минут, резюмировал одним словом - «Неглубоко!». И, кажется, поставил «три».
Отец Анатолий был высокий и в общем крупный немолодой человек, как правило, с уставшим видом. По титулу богословского образования он был выше самого ректора и, наверное, даже митрополита, а по практике - служил при соборе епархии. Он был из тех, кто каждый день наблюдал уродливую действительность церковного аппарата. Секретарь епархии, его начальник, был страшный дурак и к тому же опасный. В общем, совсем уж нерадивым студентам он мог советовать стать кадиломахателями в Карповке – там, где сам и служил. Батюшка был осторожен - выбрал образ сумасшедшего профессора. По этим странностям ему, видимо, многое прощалось. В том числе - искренность. Ничто не приближает искренность лектора так, как статус идиотии. К «сумасшедшему профессору» легко подойти с вопросом даже самому застенчивому студенту. Бывало, встретив студентов в городе, отец-преподаватель давал вдруг деньги, помечая дар в пользу пива или мороженного. Так или иначе, в нем была честность, забота и какая-то отеческая нежность. Может это было от того, что он сам был молодым отцом при том, что в общем был не молодым человеком.
Но самый замечательный эпизод семинарской жизни отца Анатолия - это зачет у старшего курса, тогда я еще не поступил, это был год 1995-ый или 1996-ой голодный год. Все студенты боялись, все сомневались, что смогут сдать предмет. Батюшка раздал всем задания по рядам. С парт убрали конспекты в парты, оставили только бумагу, ручки и Священное Писание. Погрузившись в размышления, отец Анатолий отошел к доске, после – к окну и куда-то смотрел вдаль, отвернувшись от класса, стоял полчаса, а затем произнес: «Осторожно, я поворачиваюсь...».
Лично мне отец-лектор запомнился тем, что на лекции по нравственному богословию я, склонившись на калачик рук, отходил ко сну под монотонное чтение
преподавателя, как вдруг смысл логической цепочки батюшкиного конспекта заставил меня проснуться и даже записать. Такого более ни на каких лекциях я не помню, наверное, забыл.

скачанные файлы

С Новым Годом и Рождеством!!!
4ukots_ponomar
10423895_993872520655763_6560622362970196731_n

Кругом заговоры!
xopollo_qiqi

Как-то авва Феодот, пёс и кот с неПетром, чья вера неКамень, пили амброзию.
"Ты славянофил или западник?" - спросил авва.
"Ну, какой ещё западник!? Конечно славянофил! Ведь христианину подобает любить свою родину" - ответил неПётр, у которого в душе уже было подозрение на подвох в вопросе.
«Хм. Тогда скажи мне, из чего мы должны строит храмы? Из кирпича или камней?» - спросил авва.
«Из каких ещё камней!? Мы же не в средневековье!» - ответил неПётр.
«Ты глуп мой сын, и ты не славянофил уж точно! Как можно строить храмы из кирпича, когда Соловки стоят на камне и ещё простоят века. Ты глуп и невежественен, ибо не видишь того, что кирпич создан по образу губки Спанч Боба! Что говорит само за себя, это лишь очередная пропаганда западничества в нашей стране! Как можно не понимать этого? Когда человек был сотворён из глины, а тут лепят Спанч Бобов из неё же! Это унижение человеческой природы! Тем более, задумайся, там, за бугром, люди хотят строить здания всё выше и выше, тебе это ничего не напоминает!?» - восклицал авва.
«Но ведь и до Спанч Боба были кирпичи же! Что за глупость?!» - восклицал в ответ неПётр.
«Ты глуп, ведь то были кирпичи из соломы и глины, а нынешние только из глины и в них дырки, ты понимаешь, дырки! Они сделаны, чтобы кирпич больше походил на Спанч Боба! К тому же, ты не зришь в корень, борьба добра и зла была ещё за долго мультиков от накуренных масонов!» - начинал визжать авва.
"Но....." - сказал неПётр и замолчал, так как понял, что дальнейшие споры бессмысленны.
Так они оба и стояли в парке, а на пеньке стояла амброзия, что пила их. Ученик решил накатить ещё по стопарику. Когда он наливал, то авва внимательно глядел на лицо ученика.
"Ну, пойду ка я за дерево, опустошусь." - изрёк ученик.
Его слегка шатало, но он уверенно шёл против ветра в сторону дерева. Тем временем слышалось: "Кто проживает на дне океана!?".
Ученик решил показать себе свою силу, хоть и стоять ровно он не мог, но поссать против ветра мог. Напор пошёл, ученику казалось, что так он разрывает небеса надвое.
"Золотиться роза чайная, как бокал вина....." - напевал он, как вдруг он услышал жуткий вой...
"Зачем ты делаешь это, придурок!? Этим ты лишний раз доказываешь, что ты глуп, горд и невежественен! Лучше бы ссал себе на ноги, чем в небо, ведь ты должен уйти в землю, ибо ты земля! И моча тоже! А ты, ты этим действием строишь ещё одну вавилонскую башню!" - орал исступлённо авва!
"Но ведь лето же! И лучше нет красоты, чем поссать с высоты!?".
"Ты глуп и невежественен!".
"Но.....".
И НеПётр обомлел, когда он хотел возразить, то пар пошёл из его рта, а на месте, где он облегчился стоял жёлтый столбик.............

?

Log in

No account? Create an account